Аналитические статьи

Вхождение в зону турбулентности сомнений не вызывает

Прошлая неделя завершилась принятием решения по ключевой ставке Банком России и последовавшей пресс-конференцией Эльвиры Набиуллиной. На этот раз, Председатель Банка России выглядела несколько уставшей. Давая ответы на вопросы, было заметно, что глава Банка России продолжает их обдумывать. В итоге ее речь местами казалась несколько сбивчивой и порой содержала избыточные фразы. Вероятно, это могло оказать отрицательное влияние на убедительность выступления и послужить сигналом к началу распродаж на финансовых рынках, что и наблюдалось по итогам торгов понедельника.

Особое внимание заслужили разъяснения касательно определения устойчивости рубля. В частности, Эльвира Сахипзадовна сообщила: «Устойчивость рубля – это, прежде всего, не то, сколько вы можете иностранной валюты купить на рубль заработанный, рубль сбереженный, а покупательная способность рубля: сколько товаров и услуг вы можете купить. А это инфляция...». Подытоживая, она сказала: «Устойчивость рубля – это стабильно низкая инфляция».

Кто-то может усмотреть в таких трактовках попытку подмены понятий. Главный вопрос, для чего? Возможно, Банк России предвидит или готовится к очередному ослаблению рубля и, таким образом, освобождает себя от принятия сдерживающих мер, а заодно и от ответственности. Но в этом случае инфляция на иностранные товары не замедлит себя ждать. Или это попытка сместить акцент для того, чтобы избежать массовой скупки валюты в условиях текущего ослабления рубля?

Полагаю, многие согласились бы соотносить устойчивость рубля с ценовой стабильностью в определении регулятора, при условии, что инфляция в таком случае рассчитывалась бы по методикам, отличным от применяемых Росстатом. Очевидно, что Россия не существует в условиях «железного занавеса» и не обеспечивает себя на 100% необходимыми товарами и услугами. Экспорт сырья осуществляется отнюдь не за рубли, а значительное количество товаров и услуг, пользующихся спросом, иностранного происхождения. В этом смысле реальная потребительская корзина – это не 156 пунктов продуктов, товаров и услуг, учитываемых Росстатом. К слову, в США в расчет потребительской корзины входит почти в 2 раза больше пунктов.

Нововведением ЦБ РФ стал запуск ежемесячных расчетов и публикаций данных по инфляции в разрезе регионов, однако, пока указанные цифры вполне соотносятся с цифрами Федеральной службы государственной статистики. Когда обыватели видят, что жизненно-необходимое лекарство подорожало далеко не на 4%, а ежегодная инфляция цен на бензин превышает 8%, то их сложно убедить в сохранении низкой инфляции, и в этом случае может наступить кризис доверия. Практика публикации инфляции по регионам в этом смысле может стать своеобразной попыткой вернуть доверие. И многое в данном случае будет зависеть от того, насколько объективными будут цифры.

Помимо публикации данных по инфляции в регионах, Банк России существенно усиливает коммуникацию. В частности, предполагается, что Председатель будет проводить пресс-конференцию после каждого заседания Совета директоров. Такая активность вызывает некоторую настороженность и заставляет задуматься на предмет того, что заставляет мегарегулятор действовать столь активно. Не обусловлена ли такая активность ожиданием турбулентности и стремлением повышенного контроля за развитием ситуации? В этом смысле символику новой броши Председателя в виде кнопки паузы можно было бы сравнить со знаком «Пристегните ремни».

А впереди весьма важное событие для финансовых рынков – выборы президента в США. Усиление неопределенности, связанное с грядущими событиями, уже заставляет инвесторов отказываться от рисков. Так, с начала сентября на американском фондовом рынке преобладают продажи. Индекс S&P500 за это период потерял порядка 8,5%. Очевидно, что подобные распродажи ведут к бегству в доллар, что раньше всегда вело к его укреплению, однако сейчас доллар может выступить в качестве посредника для перетока в иные валюты, в этом случае спрос на доллар довольно быстро уравновесится его последующим предложением.

Не является ли пущенная вскользь на последней пресс-конференции фраза Эльвиры Сахипзадовны о том, что некоторые спекулянты даже потеряли свои деньги на валютном рынке при попытках управлять валютными рисками, намеком на то, что на этот раз скупка валюты может привести к подобным последствиям? Если так, то приостановка снижения ключевой ставки, действительно, может оказаться временной, и вслед за нормализацией обстановки последует новое снижение. Очевидно, что многие инвесторы в текущих условиях пока воспринимают решение Банка России скорее как завершение политики смягчения и больше склонны ожидать ее ужесточение уже в следующем году. Возможно, более активная разъяснительная работа регулятора в ближайшем будущем сможет несколько успокоить инвесторов и сохранить аппетит к рискам, но то, что мы входим в зону турбулентности, сомнений не вызывает.

Кузьмин Алексей

Директор по развитию и стратегическому планированию

АО «НФК-Сбережения»

Другие новости

Некоторые ответы, подсказанные рынком

Как плавающий курс топил российскую экономику

Рубль в стремлении к слому негативных тенденций

Почему слабеет рубль и каковы предпосылки для его восстановления?

О том, как Банк России боролся с монополией банков и экономику поддерживал

Банк России потерял управление над ставками?

ПИР во время чумы на Московской бирже

Решения мегарегулятора на ближайших заседаниях могут быть сверхагрессивными

Летом фондовые индикаторы могут последовать на юг

Нефть продолжает удерживаться вблизи $40. Формат ОПЕК+ вновь воспринимают договороспособным. Ограничения по добыче действуют.

Смена парадигмы или почему весь мир скупает российские долги

Глобальный тренд на снижение ставок со стороны монетарных властей большинства стран сохраняется.