Аналитические статьи

Как плавающий курс топил российскую экономику

По плодам их узнаете их

Евангелие от Матвея 7:16

С тех пор, как Банк России осуществляет политику устойчивого ослабления рубля (она же политика плавающего курса), национальная валюта обесценилась по отношению к основной резервной валюте более чем в 2,2 раза. Кроме того, начиная с 2015 года, наилучшие уровни, к которым удавалось временно частично восстанавливаться рублю, устойчиво повышались: 50 рублей в 2015 году, 56 рублей в 2018 году, 61 и 68 рублей в январе и июне 2020 года соответственно. Таким образом, рынок на протяжении всего периода «свободного плавания» приучал инвесторов к отказу от рублей в пользу иностранной валюты. В то же время Председатель Банка России как мантру почти на каждом заседании в течение последних 6-ти лет повторяет слова о создании условий для долгосрочных инвестиций. Для этих целей принято решение по таргетированию инфляции, то есть ограничению роста рублевых цен в пределах целевого уровня (ок. 4%).

Но о каких инвестициях может идти речь в условиях отсутствия устойчивости национальной валюты? Поддержание инфляции на уровне 4%, конечно, добавляет предсказуемости для долгосрочного планирования, но такой уровень инфляции следует расценивать в качестве одного из условий стабильного ослабления рубля по отношению к валютам развитых стран, в которых инфляция ниже. В подобной ситуации рациональное экономическое поведение субъектов будет сводиться к минимизации рублевой ликвидности и скупке более привлекательных валют.

Ослабление рубля в данном случае превращается в экономический барьер для иностранных инвестиций.

Кроме того, возникает интересный вопрос, как Банк России может ограничить инфляцию в условиях обесценения национальной валюты?

Если не брать во внимание статистические манипуляции, в том числе связанные с несовершенством методик учета и претензиями к объективности, то это возможно либо за счет замещения импорта и развития собственной экономики (управление предложением), либо за счет ограничения платежеспособного спроса, то есть обеднения населения (управление спросом).

В первом случае, потребуются долгие годы и значительные усилия по ликвидации технологического отставания, но такие вопросы не решает Банк России, он может лишь способствовать или препятствовать созданию финансовых условий для этого процесса. И обесценение рубля – это самый главный препятствующий фактор для появления таких условий. Иными словами, нет смысла стимулировать развитие экономики предоставлением ликвидности банковской системе, снижением ставок и развитием институтов долгосрочного финансирования, когда поведение экономических субъектов направлено на избавление от рублевой ликвидности, что замыкает круг и способствует дальнейшему ослаблению рубля.

Совсем другое дело, обеднение населения. Двукратное обесценение рубля в 2014 году привело к сжатию платежеспособного спроса на подавляющее большинство продукции с импортными комплектующими. Очевидно, что после резкого скачка цен, последующие темпы их роста будут уже не столь значительными, поскольку ограничены покупательной способностью, а рост фонда оплаты труда не является эластичным и происходит существенно более медленными темпами.

Реализация такой политики приводит к принудительному импортозамещению, когда потребители вынуждены выбирать отечественную продукцию и услуги из-за недоступности по причине дороговизны иностранных товаров. Таким образом, в условиях сжатия спроса на импорт, спрос на отечественные товары будет сокращаться меньше, а в некоторых случаях может расти.

Также обеднение населения приводит к повышению его экономической активности и росту конкурентоспособности рабочей силы с точки зрения издержек на оплату труда. Но, поскольку спрос внутри страны остается слабым, то такое положение интересно только для развития экспортно-ориентированных направлений бизнеса. Традиционно это сырьевой экспорт и в последние годы экспорт сельскохозяйственной продукции. То есть ослабление рубля выгодно экспортерам, а поскольку экономически благоприятных условий для создания продукции высокого передела в стране не создано, то такая политика способствует сохранению положения страны в качестве сырьевого придатка.

На текущий момент котировки по паре USDRUB_TOM в 4-й раз подошли в область максимумов вблизи 80 руб. за у.е. Преодоление этого уровня сопротивления способно вызвать панику и спровоцировать последующее ослабление еще на 15-20% от текущих уровней, поскольку, несмотря на то, что в целом рубль все это время сохранял хроническую слабость, обновления максимумов не наблюдалось с января 2016 года. Развитие событий в вышеуказанном ключе станет констатацией факта неспособности рубля к «плаванию» и приведет к существенному отклонению инфляции от целевого уровня. Причем, если Банк России на текущий момент больше опасается дезинфляционных факторов, то «такие игры» с курсом рубля скорее приведут к стагфляции, когда на фоне сжатия экономики и существенного сокращения спроса цены будут расти.

Учитывая вышесказанное, если Банк России стремится сохранить контроль, он обязан приложить все усилия по недопущению развития такого сценария и дать понять, в каком направлении отныне выгодно спекулировать.

Кузьмин Алексей

Директор по развитию и стратегическому планированию

АО «НФК-Сбережения

Другие новости

Некоторые ответы, подсказанные рынком

Вхождение в зону турбулентности сомнений не вызывает

Рубль в стремлении к слому негативных тенденций

Почему слабеет рубль и каковы предпосылки для его восстановления?

О том, как Банк России боролся с монополией банков и экономику поддерживал

Банк России потерял управление над ставками?

ПИР во время чумы на Московской бирже

Решения мегарегулятора на ближайших заседаниях могут быть сверхагрессивными

Летом фондовые индикаторы могут последовать на юг

Нефть продолжает удерживаться вблизи $40. Формат ОПЕК+ вновь воспринимают договороспособным. Ограничения по добыче действуют.

Смена парадигмы или почему весь мир скупает российские долги

Глобальный тренд на снижение ставок со стороны монетарных властей большинства стран сохраняется.